Обама — уже международный преступник, которого необходимо в соответствии с правом судить

0
6

Блестящий анализ преступных действий США в отношении Сирии, который профессионально осуществил латвийский юрист-международник, магистр европейского и международного права Илларион Гирс, защищавшийся по теме «Судебный надзор за резолюциями Совбеза ООН: быть или не быть?» — см. ниже

Ещё ниже — повторение моих вопросов по поводу того, что МИД России уходит от правовых оценок и квалификаций действий США и Франции.

Илларион Гирс: Заявление Обамы по Сирии соответствует признакам международного преступления — военной агрессии

«NewsBalt» публикует анализ юриста-международника Иллариона Гирса преступных действий США против Сирии.

2 09 2013

Латвийский юрист-международник, магистр европейского и международного права Илларион Гирс, защищавшийся по теме «Судебный надзор за резолюциями Совбеза ООН: быть или не быть?» передал в редакцию информационно-аналитического портала «NewsBalt» свой анализ преступных действий США в отношении Сирии.

31 августа 2013 года президент США Барак Хуссейн Обама II заявил о своём намерении и готовности к применению военной силы против Сирии в отсутствие решения Совета Безопасности ООН. США при соучастии других государств в 2003 году вторглось в Ирак, а в 2011 в Ливию. Оба эпизода были случаями угрозы силой с её последующим применением против политической независимости упомянутых государств. В этом контексте заявление президента США прямая и явная военная угроза против Сирии.

Одним из основополагающих принципов современного международного права является принцип неприменения силы и угрозы силой, нарушение которого считается актом агрессии. Этому принципу предшествовало мироустройство по праву сильного, от чего благоразумно отказались по итогам Второй мировой войны, закрепив новый принцип в Уставе ООН (ч. 4 ст. 2).

Впоследствии принцип этот был конкретизирован в документах, принятых в форме резолюций ООН, в том числе в Декларации о принципах международного права 1970 года, Заключительном акте СБСЕ 1975 года, Декларации об усилении эффективности принципа отказа от угрозы силой или её применения в международных отношениях 1987 года. Принцип неприменения силы нормативно включает в себя не только запрещение оккупации территории другого государства, как в Ираке, но и имевшее место в Ливии, а также наблюдаемое в Сирии подстрекательство с оказанием помощи вооружённым бандам в гражданской войне.

По Уставу ООН относительно принципа неприменения силы и угрозы силой есть лишь два исключения — самооборона или решение Совета Безопасности ООН для поддержания или восстановления международного мира и безопасности. Ни одного, ни второго исключения в случае между США по отношению к Сирии нет, поэтому угроза применения силы и её предполагаемое применение со стороны США является неправомерной агрессией.

В случае с Сирией есть параллели с событиями по Ираку и Ливии, но это отнюдь не повторение, это не бывало вопиющий случай нарушения общеобязательного по Уставу ООН международно-правового принципа неприменения силы и угрозы силой. Военным операциям против Ирака и Ливии, также как и в текущим случае с Сирией, предшествовали тщетные попытки заручиться разрешительным решением Совета Безопасности ООН.

В случаях с Ираком и Ливией атакующие прикрывались спорными интерпретациями имевших место резолюций ООН по Ираку и Ливии, в случае же с Сирией нет ни одной резолюции ООН, хоть как-либо допускающей силовое на неё воздействие. Новизна в том, что США больше не пытаются вписать свои действия в систему ООН, они откровенно выходят за её пределы.

Если судить с позиции действующего международного права и тенденций его развития, то заявление президента США Обамы от 31 августа 2013 года само по себе уже вполне соответствует признакам международного преступления — агрессии в его определении по ст. 8-бис Римского устава международного уголовного суда. Пусть реальная подсудность преступления агрессии США против Сирии сегодня маловероятна, но геополитический расклад может измениться, и нереальное сегодня завтра может стать реальным. Само собой, преступность действий США против Сирии подразумевает, что все выступающие в этом на стороне США становятся его соучастниками.

В зависимости от реакции мирового сообщества мир скоро окажется либо перед вопросом об ответственности США за нарушение действующего международного правопорядка, либо в старо-новом правопорядке, где определяющим правомерность вновь станет военная мощь государства.

и теперь повторяю свои ВОПРОСЫ:

Почему МИД России не даёт

правовой оценки действиям США по Сирии?

Почему и зачем МИД России целенаправленно уходит от правой оценки действий Обамы и США?

Почему МИД России не задействует механизм Совета Безопасности ООН, где Россия является одним из пяти постоянных членов?
Не квалифицируется планируемый военный удар — как агрессию, а не просто удар.
Почему угрозы со стороны Обамы и США не квалифицируются как угроза международному миру и безопасности (гл. VII Устава ООН).
Не квалифицируются действия и заявления как преступление против человечности и в целом международное преступление.
Почему всё переводится в план эмоций, отношений или доказательности — а не в план правовой квалификации в соответствии с Уставом ООН и всем корпусом международного права?

Почему Лавров, который столько лет провёл внутри ООН, не использует терминологию и формулы права ООН, международного права в целом?
Почему вместо того, чтобы вернуться к Ираку и продемонстрировать, что и в отношении к Сирии повторяется то же преступление и тот же способ преступления — этого никак не делается?..
Вот главная загадка и интрига нашего МИД…

Что делать подробно описывается в моих двух последних статьях по Сирии:

В Сирии Обама работает на Россию. Экспорт развития против экспорта «Томагавков» — повестка России

http://krupnov.livejournal.com/579043.html или http://svpressa.ru/blogs/article/73538/

Дипломатия России не использует уникальный шанс по Сирии. Эрозия суверенитета

http://krupnov.livejournal.com/578647.html или http://svpressa.ru/politic/article/73443/